Народные приметы о погоде в январе

Не всегда январь имел честь открывать новый год первым. История календаря отводила ему и предпоследнее, и срединное место в семье двенадцати братьев-месяцев.

Многие века древние славяне начинали новолетие 1 марта, а в 1492 году его перенесли на 1 сентября — по церковно-православ-ной традиции, утвердившейся на Руси. Январский же годовой круг был введен спустя двести лет Петром I. 20 декабря 1699 года Москва узнала о новом царском указе: «О писании впредь Генваря с 1 числа 1700 года во всех бумагах лета от Рождества Христова, а не от сотворения мира». Следом был оглашен и другой петровский указ — «О праздновании Нового года». Он подробно предписывал ритуал известного доныне торжества.

После молебнов в церквах все должны были поздравлять друг друга с новогоднем. «Значительным» домовладельцам указывалось поставить украшения «от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых» и сохранять их до 7 января. Во время фейерверка и пушечной пальбы на Красной площади в домах палатных, воинских и купеческих людей трижды стрелять «из небольших пушечек и из мушкетов или иного мелкого ружья» и пускать ракеты. Не забыл царь и про «людей скудных», назначив «каждому хотя по древцу или ветве на вороты или над храминою своей поставить»... С тех пор Новый год в России стали

праздновать 1 января, и гражданский календарь совпал с народным.

В старославянских месяцесловах январь назван природным именем — просинец, от древнерусского слова «синь» — светлый, яркий, красный. Издавна примечено, что после зимнего солнцестояния, 22 декабря, наступает прояснение — синеют небеса. Дни начинают прибывать «на куриный переступ», «на гусиную лапку», и, значит, подошел перелом зимы. Потому январь называют еще сечены сечет зиму пополам. Трещит январь-лютовей, трескун, снеговик: лед на реке в просинь красит, тулуп до пят надевает, глаз снегами тешит да ухо морозом рвет. А солнце с января на лето поворачивает, по народному поверью, выезжает наряженное в праздничный сарафан и кокошник и направляет своих коней на летнюю дорогу. Это радостное событие — нарождение нового животворящего светила — отмечали на Руси особой обрядностью — зимними Святками. В слиянии с церковными рождественскими и крещенскими праздниками древняя идея торжества света (отсюда Святки) над тьмою обрела новую духовную силу.

Все новогодние обряды призывали к пробуждению природы, к возрождению ее плодотворящих сил, к щедрым дарам, которые должно принести шествующее издалека лето. И праздничная семейная трапеза, и магические действия с хлебом, зерном, соломой, и колядование, святочное ряжение и гадания — все говорило о посеве, о жатве, о будущем изобильном урожае.

Под Новый год во многих деревнях славили плуг, носили его по избам, изображая предстоящую

пахоту. В этом торжественном обряде живо участвовали дети. Утром 1 января мальчики ходили «засевать». Надев через плечо берестяные кошелки или насыпав горсть ржи, овса, проса в рукавицу, они разбрасывали по полу хлебные зерна и выкрикивали:

На счастье, на здоровье, на новое лето! Родись, жито, пшеница и всякая

пашница! Уродись всякого жита по закрому, Что по закрому да по великому, И стало бы жита на весь мир

крещеный!

За эти поздравления хозяева угощали маленьких засевалыци-ков, а рассыпанное зерно тщательно собирали и берегли до весны, до первого сева.

Новый год встречали по деревням, а также и по городам обрядом колядования, призывания Коляды. Коляда — от латинского слова «календа» — первое число месяца, от него происходит и слово «календарь». В народе считали, что именно период возрождения солнца, в самом начале прибавления дневного света, — лучший для выражения всяческих благопоже-ланий на будущий год. Колядов-щики, или колядники, мальчики и девочки, ходили по дворам, славили праздник и собирали подношения. Песни, которые при этом распевали, назывались по-разному: колядки, овсени, таусени, щедровки, рацейки, виноградье. Значение же колядок всюду было одинаково — пожелание здоровья, богатства, счастья:

Коляда светлая! Пришла Коляда Вперед Рождества, Вперед Масленицы. Зашла Коляда К Бардиным на двор.